Российский Футбольный Союз

Общероссийская общественная организация

18:12, 17 июня 2020

"Вместе с ребятами подбежал к бровке и стал заводить трибуны"

Российский футбольный союз продолжает публиковать цикл интервью, посвященных воспоминаниям о чемпионате мира-2018 в России. Полузащитник сборной России Алан Дзагоев рассказал о своих ожиданиях от турнира, о победе над Испанией и о знаменитом навесе на Марио Фернандеса.

Об ожиданиях от ЧМ-2018:

- Честно говоря, до турнира были опасения, что мы не оправдаем ожидания. У нас в составе не было суперзвезд, как у тех же аргентинцев или португальцев. К тому же, давила серия поражений в контрольных матчах. Помогло, что в составе у нас было много опытных игроков, которые прекрасно понимали цену результатов подготовительных игр. Ну и, конечно, важную роль сыграло хладнокровие главного тренера. Станислав Черчесов излучал уверенность, которая передавалась нам и внушала оптимизм. Лично я с самого начала верил, что уж из группы-то мы обязаны выходить.

О матче с Саудовской Аравией:

- Если перед стартом турнира чувствовался негатив со стороны болельщиков, то на матче открытия его не было и в помине! Поддержка была просто сумасшедшей, причем с самого начала, когда мы только вышли разминаться на поле. Перед матчем чувствовал себя абсолютно спокойным, не нервничал абсолютно. А вот те двадцать минут с небольшим, что сыграл, произвели на меня грандиозное впечатление, эмоции испытал невероятные.

О матче с Испанией:

-  Теоретически я мог выйти в этом матче, чувствовал себя нормально, но ход игры складывался так, что не было нужды рисковать. Когда понял, что уже точно не выйду на поле, начал выплескивать свою энергию другим способом: вместе с ребятами подбежал к бровке и стал заводить трибуны, болельщиков. Чувства после победы сложно передать словами. Если до ЧМ была чуйка, что выйдем из группы, то после Испании пришло понимание: можем больше!


О матче с Хорватией

- Понимал, что могу выйти на замену, но только в одном случае: если мы начнем проигрывать. Когда счет стал 1:2, сразу побежал переодеваться. Черчесов рисковал, конечно: была последняя замена, а я пропустил несколько матчей. Но подвести было нельзя! Честно говоря, даже не помню, что говорил мне тренер. Возможно, самый минимум. Лишние слова были, наверное, уже в тот момент не нужны, я же не первый год в футболе. Чувствовал дрожь, азарт, адреналин.

О результативной подаче со штрафного:

- Вообще, на тренировках мы наигрывали стандарт по-другому. Наш игрок должен был отойти на подбор, так как хорваты обычно играли зону и располагались в штрафной, и бьющий отдавал ему пас под удар. Была уже мысль отдать Сереже Игнашевичу, но тут я заметил, что на него посматривает Лука Модрич. Пас мог быть перехвачен, а мы могли получить контратаку. Я сделал ложный замах, Модрич двинулся к Игнашевичу, и пришлось делать подачу, которая оказалось голевой. Я не побежал сразу радоваться - просто ошалел. Потом увидел, как к нам по диагонали со страшной скоростью несется Володя Габулов. Картина нереальная: с одной стороны, страшно, как он бежит, а с другой - смешно! Так несся, что Усейн Болт точно остался бы позади. Сразу после гола появилось желание забить еще раз, чтобы не доводить дело до 11-метровых. У Зобнина был даже шанс, но не получилось. Мне кажется, дай нам еще минут пять, на эмоциях могли бы додавить соперника.

О серии пенальти:

- Обычно я всегда в пятерке бьющих. Когда мы собрались в круг, понял: мало кто сможет исполнить пенальти. Зобнин, Кузяев и другие ребята отыграли полный матч, очень устали. В итоге я поднял руку и вызвался бить. Когда шел к "точке", был мандраж, тем более мы не реализовали первую попытку. Но когда поставил мяч, разбежался и выдохнул, то вдруг почувствовал полное спокойствие и стопроцентную уверенность. Честно говоря, такой перепад у меня случился впервые в карьере. Потом помню, как хорваты забивают решающий мяч, и турнир для нас заканчивается.


Об итогах чемпионата мира:

- У меня были двоякие чувства. С одной стороны, попасть в ¼ финала - хороший результат. С другой стороны, мы могли добиться большего. Да и я в совокупности сыграл на ЧМ меньше тайма и явно не наигрался. Но одно могу сказать точно: события чемпионата мира навсегда останутся в моем сердце. Домашний турнир, на котором все болельщики — за тебя, дарит особую атмосферу. Это не объяснить словами, это надо прочувствовать. Болельщику - по-своему, футболисту - по-своему.

О болельщиках:

У нас с друзьями есть группа в мессенджере, в которой в том числе есть Спартак Гогниев. Он был на многих матчах, постоянно снимал всякие видео и кидал нам. Я видел переполненные улицы и понимал, какую радость дарят людям футбол и наши победы. Кайфовал от того, что тоже приложил к этому свои усилия. 


Категория:
Мужской
Раздел:
Сборные - Национальная
Теги: