Российский Футбольный Союз

Общероссийская общественная организация

12:05, 30 января 2021

Подкаст "Мама знает все" с Луизой Жемалетдиновой

Российский футбольный союз и Газпромбанк запустили новое шоу "Мама знает всё". Каждую субботу в 12:00 на "Авторадио" мамы игроков сборной России впервые рассказывают о карьерном пути своих сыновей и открывают секреты воспитания чемпионов. Ведущие: Татьяна Гордеева и Катрина Гайсина.

Слушайте шестой выпуск программы с Луизой Жемалетдиновой, мамой игрока сборной России и футбольного клуба "Локомотив", победителя юношеского чемпионата Европы U17 Рифата Жемалетдинова в нашем подкасте на Youtube-канале или читайте расшифровку эфира на сайте РФС.   

 

Из этой программы вы узнаете:

·         Как Рифат просил сестру быть вратарем и выбил ей зуб

·         Как спортивное прошлое отца позволило сыну стать футболистом

·         Что, по мнению Семина, должен перестать есть Жемалетдинов, чтобы играть лучше

·         Кто из футболистов лучше всех играет в CS:GO

 

"Будете ездить в "Локомотив"?"

Т. ГОРДЕЕВА: Добрый день, дорогие друзья.

 К. ГАЙСИНА: Здравствуйте.

 Т. ГОРДЕЕВА: На "Авторадио" совместный проект Российского Футбольного Союза и "Газпромбанка".

 К. ГАЙСИНА: Программа о том, как вырастить чемпиона, как воспитать героя спорта, как дать своему ребёнку возможность раскрыться с самой сильной стороны и научить его быть целеустремлённым, устойчивым к поражениям и готовым к победам.

 Т. ГОРДЕЕВА: Обо всём этом знает самый дорогой для любого спортсмена человек: тот, кто подарил жизнь, тот, кто через тернии, держа за руку, привёл на пьедестал. Это мама.

 К. ГАЙСИНА: "Мама знает всё". Так называется наша программа. Мы её ведущие, Катрина Гайсина…

 Т. ГОРДЕЕВА: …и Татьяна Гордеева. В каждой нашей программе в центре внимания — один герой, один из успешных спортсменов, достойно представляющих Россию на стартах самого разного уровня.

 К. ГАЙСИНА: А в студии с нами мама, которая знает, как её ребёнок пришёл к победе, и чего ему это стоило.

 Т. ГОРДЕЕВА: Сегодня с огромным удовольствием представляем вам Луизу Жемалетдинову — маму Рифата Жемалетдинова, игрока сборной России и футбольного клуба "Локомотив", победителя юношеского чемпионата Европы U17.

 Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Здравствуйте.

 Т. ГОРДЕЕВА: Где сейчас сын?

 Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Сын сейчас на тренировке.

 Т. ГОРДЕЕВА: Понятно. Как часто вы с ним видитесь?

 Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Практически каждый день.

 Т. ГОРДЕЕВА: Отлично. Но он отдельно от вас живёт?

 Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, наверное, вот уже год. Мы близко живём, поэтому проблем особо нет.

 Т. ГОРДЕЕВА: Не сильно чувствуется.

 Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет!

 К. ГАЙСИНА: Привыкли уже к его разъездам, или каждый раз — как первый?

 Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Вы знаете, сейчас, наверное, уже чуть-чуть поспокойнее стало. Но первое время, конечно, и плакали, и ночами не спали. Все эти перелёты… Мы сидели, смотрели, когда самолёт прилетит, приземлится, улетит. Это очень тяжело.

Т. ГОРДЕЕВА: Всего того, что сейчас происходит, вы же не могли предположить, когда только-только отдали его заниматься футболом. Давайте вспоминать это время. Какой это был год, когда Рифат попал в футбол?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Ему было 5 лет. Так получилось, что ни о каком "Локомотиве", конечно же, мы не думали вообще, о большом футболе даже речи не могло идти.


Т. ГОРДЕЕВА: А что случилось, что сподвигло вас на это?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Вы знаете, в принципе, как бы и ничего. Просто мы гуляли по своему району, увидели в Отрадном объявление, что набираются мальчики в футбольную секцию. Папа зашёл, посмотрел, записал. "Можно ли, — говорит, — к вам туда попасть?" Нам сказали: "Приходите завтра". У нас в то время маленькая дочка росла, мы пошли гулять с коляской и заодно зашли посмотреть. В этой секции как раз арендовал помещение "Локомотив". И тренер, Артюхов Виктор Фёдорович, (это первый тренер Рифата) проверил сына на скорость, какие-то движения показал футбольные. На следующий день мы пришли на тренировку, и нам тренер говорит: "А мне он понравился, в нём что-то есть. Будете ездить в "Локомотив"?" Мы обалдели, если честно. Но сказали, что да, мы попробуем. И вот.

К. ГАЙСИНА: У нас, кстати, есть возможность поговорить сейчас с первооткрывателем футболиста Рифата Жемалетдинова. На связи первый тренер будущего чемпиона, Виктор Артюхов.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Здравствуйте, Виктор Фёдорович.

В. АРТЮХОВ: Здравствуйте.

К. ГАЙСИНА: Скажите, пожалуйста, почему Рифат? Как удалось при такой конкуренции, какая есть в столичных академиях, именно ему пробиться в основу? Или, возможно, для вас с самого начала было понятно, что это лишь вопрос времени?

В. АРТЮХОВ: Нет, с самого начала как раз было непонятно. Я набирал группу начальной подготовки 1995 года рождения, а он 1996-го. И когда мне папа сказал, что он 1996-го, я говорю: "У нас команда другого возраста, извините". Но он мне сказал, что он пловец, мастер спорта. Я так прикинул, думаю: ну что, физические качества наследственные наверняка заложены. И говорю: "Оставайтесь". Что ребёнок мог? Пришёл — ему ещё 5 лет. Что можно было в нём разглядеть? Конечно, ничего. Единственное, по какому критерию я взял, это по данным отцам.

К. ГАЙСИНА: А когда разглядели?

В. АРТЮХОВ: Через год уже начинал проявляться. И хотя он был на год моложе…

Т. ГОРДЕЕВА: Начал догонять потихоньку, да?

В. АРТЮХОВ: Да. Первый год у меня такая схема, что мы не играли с противниками, а только тренировались, готовились. Я так рассуждаю: ну чего им играть, если я их ничему ещё не научил? Потом противники начались: "ЦСКА", "Спартак", другие клубы. Начали потихонечку играть. Рифату было в первое время тяжело попасть в основной состав, потому что он на год моложе, а в этом возрасте очень сказывается разница. Постарше всё сглаживается, правильно? Когда приходил кто-то из новичков, я всегда говорил: "Так, Рифат, вставай, сейчас проверим его на скорость". Я имел в виду, что он на год моложе, а на его фоне как бежит мальчик, который на год старше? Или, допустим, технические приёмы какие-то мы уже выполняем, останавливаю и говорю: "Вот, ребята, посмотрите. Рифат на год моложе, но делает лучше вас". Стимулировать их как-то надо было. В пример его приводил.

Он начал постепенно голы забивать, у меня сохранились какие-то съёмки. Начал его потихонечку ставить в основной состав. Когда впервые увидел его на стадионе, он уже играл в основном составе. Он тогда гол забил, у меня аж слёзы на глазах… В первый раз увидел его во взрослом футболе.

К. ГАЙСИНА: Глядя на Рифата, что бы вы могли посоветовать родителям ребят, которые сейчас только начинают свой путь?

В. АРТЮХОВ: Во-первых, нужно терпение, чтобы ездить. Допустим, он в Отрадном живёт — это родителям бабушек надо иметь, чтобы игрока на тренировку привозили. Надо быть фанатично преданным этому виду спорта, если уж ты избрал футбол. Иногда ребята, которые на первом этапе не обращают на себя внимания… Знаете, как бывает — отец футболист, в детстве научил его каким-нибудь приёмам, и он выглядит очень прилично. Когда начинаются тренировки, с годами всё это скрадывается, а физических качеств, допустим, не заложено в этого игрока. Особенно я обращал внимание на быстроту: если быстрый, я его сразу без слов в команду брал и уже начинал готовить технически, технику прививать. А так, конечно, если физических качеств и быстроты нет, будущего у футболиста нет.

К. ГАЙСИНА: Виктор Фёдорович, спасибо большое.

В. АРТЮХОВ: Спасибо, до свидания.

Т. ГОРДЕЕВА: Луиза, почему вы поверили тренеру? Каким, по вашему мнению, должен быть первый спортивный наставник ребёнка?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Наверное, добрым в том числе.

Т. ГОРДЕЕВА: Тренер?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: Он же должен быть, наоборот, такой, чтобы собрать спортсмена будущего.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Может быть, я со своей колокольни сужу, потому что для меня он был совсем маленький, крошечный. И тренер к нему относился, знаете… Это потом он уже стал таким вот, более жёстким, твёрдым. А поначалу он всегда говорил: "Даже самый маленький Рифатик". Он его всегда как-то по-доброму называл, очень приятно это было.

Т. ГОРДЕЕВА: Рифат тогда хотя бы слова-то выговаривал все уже? Или ещё по-разному?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет, выговаривал. Только он, единственное, говорил не "физкультура", а "фикузтура", что ли. Вот такого плана.

 

"Всё, Рифат, больше не будем ходить на футбол. Ты пойдёшь на скрипку!"

К. ГАЙСИНА: Луиза, были у вас проблемы с поведением?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Всяко было. Особенно зимой. Он не всегда хотел идти на тренировку. У нас пустырь был возле дома, и вот — снег, дождь, пурга, через этот пустырь… Я ему шапку натягиваю, завязываю, из школы его забираю. Ему вроде и холодно, и голодно, и мы толком не поели, маленький… И он: "Мам, я не пойду! Мам, ну что!" Я говорю: "Рифат, ты пойми. Мы сейчас идём, снег — мы это преодолеваем. Без трудностей как, сынок? Ну никак же. Наверное, все спортсмены должны пройти через трудности". И вы знаете, может быть, это ему так запало в голову, что он потом, когда мы так же шли после школы, говорит: "Мам, мы всё преодолеем. И эту пургу!" Я говорю: "Конечно". Было такое. А так, чтобы он сказал: "Нет, я не пойду на тренировку"… Он мог сказать: "Я в школу не пойду, а на тренировку пойду".

Т. ГОРДЕЕВА: А случались моменты, когда вам самой хотелось сдаться? Когда уже невмоготу.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, было. Именно когда какой-то турнир был, не помню, какой. Лет, наверное, 7-8. Тоже почему-то зима. И шёл турнир, какая-то игра. А Рифат всегда был как-то на вторых планах, в запасе всегда был.

Т. ГОРДЕЕВА: Может быть, сыграл этот момент, что взрослые чуть скакнули уже.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, может быть. Но мне очень хорошо запомнился этот случай. Что-то там не пошло в игре, и тренер зовёт его со скамейки, говорит: "Рифат, иди сюда". Рифат подбегает, он с него снимает шапку, перчатки, куртку и говорит: "Стой, сейчас ты выйдешь". А мы тогда на все игры ходили, всегда присутствовали и смотрели, родителям это не запрещено было. И игра пошла. А тренер забывает о Рифате. И вот он стоит, там и сопли… Вы знаете, я уже не смотрю на этот футбол, мне не важен счёт. Сердце разрывается оттого, что у меня ребёнок стоит голый на морозе. А потом игра заканчивается, и буквально за 10 минут тренер увидел, что Рифат стоит. И говорит: "Ах ты, Рифат, я забыл совсем!" Сразу на него куртку нацепил.

И я понимаю: а что дальше ждать? Как-то у него ничего не получается, он на вторых ролях, он выходит на замену. Ещё и здесь, получается, в холоде. И вот мы едем домой на метро, а я ещё понимаю, что у меня дочка в садике остаётся самая последняя. Мы бежим, сломя голову, нам нужно забрать дочь. Мы выбегаем, у меня слёзы, у него слёзы, я говорю: "Всё, Рифат, больше не будем ходить на футбол. Ты пойдёшь на скрипку!" В порыве вот этого всего. И Рифат сам плачет: "Мама, я не пойду на скрипку! Я буду ходить, я всё равно буду".

Т. ГОРДЕЕВА: Угроза со скрипкой сработала.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Ну да.

 

Первая зарплата

Т. ГОРДЕЕВА: Давайте тогда вспомним первые приступы гордости за сына, в самом хорошем смысле слова. Первые победы, первые награды, первый гонорар, в конце концов.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Первую зарплату… Наверное, ему было лет 15. Гордый пришёл — вы не представляете, какой. А мы-то какие были!

Т. ГОРДЕЕВА: Без слов? Или какая-то речь была произнесена?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет, у него всё было на лице написано. Он такой… кормилец, знаете? Это, конечно, не описать словами. Мы его, конечно, хвалили: "Рифатка, какой ты умница, как это здорово и приятно, что ты сам зарабатываешь денежки!" Для него это тоже было очень показательно.   

 

Рифат всегда был с одноклассниками, но в оппозицию к учителю практически не вставал

Т. ГОРДЕЕВА: Луиза, расскажите чуть подробнее про учёбу Рифата — на заметку тем родителям, которые отдают детей в спорт. Как совмещается среднее образование со спортивными перспективами?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Вы знаете, у нас немножечко было, наверное, попроще. Потому что в футбольном клубе "Локомотив" была своя школа.

Т. ГОРДЕЕВА: Где учились только мальчишки-футболисты?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да-да. И это нам очень помогло, потому что школа находится на территории комплекса и создавалась для того, чтобы помочь ребятам. И когда проводились какие-то турниры, игры — учителя шли навстречу и отпускали ребят. Не задавали уроков, если на следующий день какой-то ответственный матч.

Т. ГОРДЕЕВА: Но при этом вся та же самая программа?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да-да, конечно.

Т. ГОРДЕЕВА: Образование давали по полной программе? Или, как есть такое мнение, что главным становится спорт, а образование по боку?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет, образование по полной программе. Со всеми оценками, директорами, завучами, экзаменами, ЕГЭ — всё, как положено.


Т. ГОРДЕЕВА: Итак, мы решили вызвать на родительское собрание классного руководителя. В программе "Мама знает всё" — педагог Рифата, преподаватель английского языка Евгения Вячеславовна Ястреб. Здравствуйте.

Е. ЯСТРЕБ: Здравствуйте, я очень рада вас слышать.

К. ГАЙСИНА: Евгения Вячеславовна, одноклубники говорят про Рифата, что он очень добрый, отзывчивый, скромный — не самый очевидный портрет молодого футболиста. Как вы считаете, это всё влияние родителей или же ему повезло с классом и учителем?

Е. ЯСТРЕБ: Конечно же, это влияние родителей. Потому что класс у нас был очень эмоциональный. Очень искренний, но совершенно несдержанный.

Т. ГОРДЕЕВА: То есть, боевой класс был.

Е. ЯСТРЕБ: Очень боевой, очень!

Т. ГОРДЕЕВА: А Рифат в этом отношении на чьей стороне был, на белой или чёрной?

Е. ЯСТРЕБ: Рифат, естественно, всегда был со своими одноклассниками. Но таких ситуаций, когда они становились прямо в оппозицию к учителю, практически не было.

Т. ГОРДЕЕВА: Смотрите, спорт и школа зачастую — взаимоисключающие понятия. Футбол на перемене, справки о пропусках уроков, забытое домашнее задание (потому что он спортсмен, ему некогда). А каким учеником был Рифат, и что из предметов давалось ему лучше, а что — хуже?

Е. ЯСТРЕБ: Вы знаете, Рифат — гуманитарий. Филологические науки давались ему лучше — русский, литература, английский, а также мне кажется, такие предметы, как обществознание, история были его предметами. С учёбой проблем практически не было. Здесь и родители, которые тоже пытались отслеживать, как он учится, плюс собственное желание.

К. ГАЙСИНА: Может быть, вы дадите совет родителям ребят, как заинтересовать учеников, которые и учатся, и занимаются спортом профессионально. Как с их графиком, с их загрузкой справиться с учебной программой? Что можете подсказать?

Е. ЯСТРЕБ: Во-первых, не давить. Не надо их заставлять. Не надо объяснять долго и упорно что "тебе это понадобится, ты когда-то будешь играть в каком-нибудь известном футбольном клубе и с тобой будут разговаривать исключительно по-английски". Такие ситуации были. У меня были ученики, которые приходили и говорили: "Ой, Евгения Вячеславовна, почему я не учил английский, когда была возможность!" Совет только такой: если есть возможность — вывозите за границу, и пусть они общаются там со своими сверстниками. У них прекрасно получается.

Т. ГОРДЕЕВА: Как говорится, "по бразильской системе" (если вспомнить старый советский "Ералаш").

Е. ЯСТРЕБ: Да-да! Если играть в футбол, то по бразильской системе.

Т. ГОРДЕЕВА: Спасибо огромное. Педагог Рифата Жемалетдинова, преподаватель английского языка Евгения Вячеславовна Ястреб была у нас в программе. Всего доброго!

Е. ЯСТРЕБ: До свидания.

 

Когда Рифат уезжал в "Рубин" плакали все: и мама, и папа, и сестра

Т. ГОРДЕЕВА: Луиза, расскажите, насколько Рифат самостоятельный, насколько он приспособлен в быту?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: До определённого возраста он был не приспособлен в быту вообще. Потому что я не работала и была такая мама-наседка.

Т. ГОРДЕЕВА: Мама-заботушка, по полной программе.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Ну да. Я считала, что это, наверное, правильно.

Т. ГОРДЕЕВА: С учётом его графика, нагрузок и так далее. Но вот настал момент, что надо было учиться самому. Во-первых, когда вы поняли, что этот момент настал, и как это происходило?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Этот момент настал, когда он уехал в Казань, в футбольный клуб "Рубин".

Т. ГОРДЕЕВА: Получается, он тогда впервые уехал из дома на достаточно долгий период?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Это самый первый раз, когда он уехал из семьи. Знаете, было очень-очень тяжело… В первый раз он уехал далеко от нас…

К. ГАЙСИНА: Сколько ему было лет тогда?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Наверное, 18-19.

Т. ГОРДЕЕВА: Если у вас сейчас слёзы, что же вы тогда переживали?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Это словами не передать. Мы плакали все: и я, и папа, и дочка. Все.


"Сынуль, блины пожарить надо". — "Да?!"

Т. ГОРДЕЕВА: Но с другой стороны, уже не семилетний ребёнок, не двенадцатилетний.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, но тем не менее. Опять-таки, он с детства в "Локомотиве" и до последнего никак не решался на переход в другой клуб. Но получилось так, как получилось. К сожалению, или к счастью — не могу сказать. Когда он уехал, мы были на связи 24 часа. Первое время мы его будили, я либо муж: "Рифатуль, ты встал?" — "Встал". — "Ну всё, давай, пока". Пришёл с тренировки: "Рифатуль, как у тебя, всё нормально?" Никак мы не могли перестроиться.

"Рубин" очень помог ему стать самостоятельным. Мы как-то приехали к нему в Казань, а у него в ванной вещи для стирки приготовлены: кучка чёрных и кучка белых. Для меня это был шок, я понимаю, что у меня ребёнок не то что стирает, а сортирует вещи!

К. ГАЙСИНА: Видимо, до этого как-то постирал чёрное с белым и понял, что нужно сортировать.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Наверное.

Т. ГОРДЕЕВА: Либо он звонил вам постоянно, спрашивал, что и как делать.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Поначалу он звонил даже, когда шёл в магазин: "Мам, сориентируешь меня, как тут чего?" Какой порошок купить, ещё что-то. Понимаете, он до этого даже не вникал в житейские заботы.

Т. ГОРДЕЕВА: Всё само дома появляется, готовится, всё чисто, вкусно.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Как-то так, да.

Т. ГОРДЕЕВА: К каким высотам в итоге он пришёл, что научился делать?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Всё научился делать по дому. Даже яичницу может приготовить.

Т. ГОРДЕЕВА: Класс!

К. ГАЙСИНА: Это его фирменное блюдо?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет-нет. Не фирменное, но судя по тому, как он поначалу замороженные блинчики кушал…

Т. ГОРДЕЕВА: В смысле?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Купил блинчики, положил в морозилку. Их же надо потом разморозить, пожарить, а он их вытащил, они чуть-чуть разморозились и говорит: "Мам, блины, конечно, не очень вкусные". Я спрашиваю: "А что?"

Т. ГОРДЕЕВА: "А вы их не пробовали готовить?"

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Типа того. Я потом ему уж говорю: "Сынуль, их пожарить надо". — "Да?!" Казань его, конечно, изменила в лучшую сторону в плане самостоятельности.

Т. ГОРДЕЕВА: Опять-таки, про самостоятельную жизнь, про восприятие самого себя. Смотрю как-то по весне, по лету — Рифат изменил цвет волос, стал блондином. Как вы к этому отнеслись?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Приехал он как-то на дачу и говорит мне: "Ма, я проспорил". — "В смысле?" — "Мы поспорили, что я покрашусь в белый цвет". — "Да ты что?" Он покрасился, а потом всё состриг налысо.


Т. ГОРДЕЕВА: И что, вам не понравилось?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Не столько мне, сколько он сам, наверное, не ожидал. Сказал: "Ой, мам, больше никогда не буду краситься".

 

Рифат обожает рыбалку. Поймал карпа больше 15 кг., но отпустил

К. ГАЙСИНА: Мы заговорили о даче, и я вспомнила, что Рифат — карпятник. Я знаю, что именно с дачи всё это началось, он ездил туда с дедушкой и там начал рыбачить. Расскажите, пожалуйста.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, рыбалка, конечно, для него главное хобби. Он и братики-хоккеисты всё лето проводили на даче, и дедушка брал их с собой на рыбалку. Смастерили обычные удочки, и с того момента рыбалка стала их главным хобби, очень затянуло их это увлечение. Помню, они как-то пошли на рыбалку и поймали каких-то головастиков, даже не знаю, как эта рыбка называется — может, краснопёрки. И ребята запустили их в бочку. На следующий день утром дедушка поехал в магазин, купил двух карпов и выпустил в эту бочку. И когда дети проснулись, он говорит: "Ребята, пойдёмте, чего покажу. Помните, вы вчера поймали?" — "Да дед, помним". — "Опустите туда руку, посмотрите, что там". Они с ужасом опускают туда руки и ловят этих больших карпов! Потом дед, конечно, сознался.

К. ГАЙСИНА: А на данный момент какая самая большая рыба у него?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Больше 15 килограммов они поймали карпа.

К. ГАЙСИНА: И он их отпускает, насколько я знаю.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, они всех рыб, которых ловят, отпускают. Я вам больше скажу: Рифат купил какую-то рыбную зелёнку, и если, не дай бог, они поранят рыбку, отцепляют её от крючка, смазывают ранку этой зелёнкой и отпускают.

Т. ГОРДЕЕВА: Боже мой!

К. ГАЙСИНА: Как это чудесно!

Т. ГОРДЕЕВА: Делают перевязку, приносят извинения и потом отпускают.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Первых рыбок они даже на видео снимали. И этого карпика, самого большого, они записали на видео, когда отпускали. Вы не представляете, с каким трепетом они его подносят к воде, обливают, аккуратненько опускают и — плыви, рыбка! Правда трогательно.

Т. ГОРДЕЕВА: Фотографии, конечно, шикарные. И сам красавчик, и рыбы. Кстати, вы считаете его красивым?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Наверное, да. Для каждой мамы её ребёнок — самый красивый. Думаю, если вы этот вопрос любой маме зададите, она так ответит.

Т. ГОРДЕЕВА: А чем он похож на вас?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Внешне, мне кажется, он на мужа похож. А на меня… Может быть, добрый? Не знаю…

К. ГАЙСИНА: Есть ли у него какие-то яркие качества, которые вы выделяете?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Он очень честный, порядочный, добрый мальчишка. Я это говорю не как мама.

К. ГАЙСИНА: То есть слава его ни капельки не испортила?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Мне кажется, нет. Потому что его попроси о чём-то — он первым придёт на помощь.

 

***

Рифата назвали в честь лучшего друга отца, хотя маме изначально оно не очень нравилось

Т. ГОРДЕЕВА: Луиза Жемалетдинова, мама футболиста Рифата Жемалетдинова, по-прежнему у нас в студии. Между прочим, имя Рифат, согласно одному из источников означает "человек, занимающий высокое положение". У вас такие же данные? Вы специально ребёнку такое имя подбирали?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет, у нас было немножко по-другому. У мужа был очень близкий друг, его звали Рифат. Муж и говорит: "А давай назовём сына Рифат?" Мне, если честно, в тот момент не очень нравилось это имя, и первое время я его Рифатом даже не называла, говорила "маленький мой", "сынулечк". А теперь мне кажется, что он прямо родился с этим именем. Вот прямо — его. Не знаю, почему.

Т. ГОРДЕЕВА: Получилось так, что вся жизнь семьи стала крутиться вокруг "человека, занимающего высокое положение" в знаменитой футбольной команде. Или нет? Или вам удалось всё-таки так настроить жизнь семьи, чтобы не всё зависело от футбола и от сына?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Не то что мы все вокруг Рифата крутимся, нет! Мне просто кажется, как маме, что он чего-то недополучил в детстве. Не то что у него детства не было, ни в коем случае! Детство как раз было. Это не значит, что раз они занимаются футболом, то и детства нет. Но рано встают, поздно приходят, постоянно на тренировке… Знаете, у меня дочь, когда была маленькая, я ей яблоко порежу пополам и говорю: "Алинка, одну себе возьми, а вторую половинку Рифату отнеси". Она идёт и смотрит — какая половинка больше. Вот ту, которая больше, она ему отнесёт. Я спрашиваю, почему, а она говорит: "Ну мам, я-то дома постоянно, ты мне ещё яблоко дашь, а Рифат это яблочко съест, а потом уедет на тренировки или на сборы, у него там не будет яблока".

 

Рифат просил сестру быть вратарем и однажды выбил ей зуб

Т. ГОРДЕЕВА: Расскажите про дочку.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Знаете, у них с Рифатом какая-то нереальная связь, с детства. Нет, ну было конечно, что они где-то и подрались и ещё что-то. Даже такое было, что Рифат, когда Алинка маленькая была, закрывал межкомнатные двери, ставил её в проём и говорил: "Алин, ты — вратарь!" (у него дома всегда мяч был).

Т. ГОРДЕЕВА: Повезло девочке!

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Он ей на руки надевал тапки и говорил: "Ты стой в воротах, а я тебе буду пробивать". Был даже момент, когда мы хотели её в женский футбол отдать. Я вам реально говорю, она такая девчонка, с характером.

К. ГАЙСИНА: То есть, ей нравилось?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нравилось, да.

Т. ГОРДЕЕВА: Давайте пообщаемся с самой Алиной.

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Здравствуйте.

К. ГАЙСИНА: Алина, ваш брат спортсмен, папа спортсмен, а как у вас со спортом?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Со спортом всё нормально, люблю заниматься спортом. И с первого класса занимаюсь грузинскими танцами.

К. ГАЙСИНА: Расскажите, какой Рифат вне футбола?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Он хороший брат, хороший сын и человек. Мы с ним любим поиграть в какие-нибудь компьютерные игры, он меня с самого детства к этому приучил. Сказать, что он какой-то сорвиголова — нет, конечно.

Т. ГОРДЕЕВА: А вот у нас есть информация, что помимо того, что он привлекал вас к компьютерным играм, он вас ещё ставил на ворота.

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Мы чаще всего играли после ужина. Немного отдыхали, чтобы еда улеглась, выходили в коридор, закрывали двери в комнаты (в родительскую спальню и нашу), я брала свои "счастливые" тапочки, надевала их на ноги и на руки и вставала на ворота. Он брал мячик и пробивал.

Т. ГОРДЕЕВА: А он вас вообще учил, как отбивать? Или просто: "Вставай, там разберёшься. Самое главное, тапочки надевай, чтобы руки не отбить!"   

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да конечно! Мне кажется, никто и не задумывается о том, как правильно стоять на воротах.

Т. ГОРДЕЕВА: Ему нужен был какой-никакой вратарь.

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Конечно.

Т. ГОРДЕЕВА: И вы никакого сопротивления не оказывали?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет, мне это нравилось.

Т. ГОРДЕЕВА: И никаких травм не было?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Только вот зуб выбитый. Стояла на воротах, не рассчитала, куда нужно руки поставить, и мне прилетело, скажем так, ниже лица, мяч попал в зуб. Рифат очень сильно испугался. Но вроде бы было без слёз, только зуб в руке остался, я даже сама не поняла, как он туда попал. Сейчас мы это всё с улыбкой вспоминаем.

Т. ГОРДЕЕВА: Настоящий боевой товарищ, настоящая сестра! Нюни не распустила, просто зуб сплюнула, как настоящий футболист. Тренировка продолжилась, или срочно на помощь пришла мама?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет, конечно же, помощь последовала от мамы. Но минут через 10 мы продолжили тренировку.

К. ГАЙСИНА: И до какого возраста вы потом мечтали стать вратарём?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Не знаю… Наверное, до первого класса. Потом я пошла заниматься танцами.

Т. ГОРДЕЕВА: А сам Рифат напугался? Он вообще за вас переживает?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Конечно! Мы друг другу опора.

Т. ГОРДЕЕВА: А в каких-то других ситуациях? Куда-то поехать вас встретить, забрать, проводить, не пустить?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Он всегда на первом месте, очень переживаем друг за друга.

Т. ГОРДЕЕВА: А ещё какие-то моменты, когда вы точно поняли, что он о вас заботится?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Эту заботу я ощущала с самого детства. Нам родители рассказывали, что когда я совсем грудничком была, я плакала, а он в этот момент пил сок, и чтобы я прекратила плакать, он мне трубочку засунул в рот, и тем самым меня успокоил.

 

Рифат играет с другими футболистами в CS:GO. Сестра считает, что лучше всех играет её брат и Смолов

Т. ГОРДЕЕВА: У вас очень близкие отношения! Знаете, вот ещё что интересно — какие-то ваши поездки, совместные приключения, путешествия. Куда вы последний раз вместе ездили? 

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Последний раз этой зимой в Дубай.

К. ГАЙСИНА: Ну и как вы там? Пели песню "Мама, я в Дубае"?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет. А из весёлого — мы ходили на концерт Jony, может, знаете такого исполнителя?

Т. ГОРДЕЕВА: Очень хорошо знаем.

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Это один из наших любимых русскоязычных исполнителей.

Т. ГОРДЕЕВА: А в эту поездку вы ездили в компании или вдвоём?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: С нами были Сослан Джанаев, Антон Миранчук со своей девушкой.

Т. ГОРДЕЕВ: В общем, компания собралась.

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: А вы вхожи в эту компанию именно, как сестра Рифата?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: Нравятся вам взаимоотношения внутри сообщества этих ребят?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Конечно. Очень хорошие ребята, очень добрые, позитивные, хорошо ко всем относятся, улыбчивые, разговорчивые.

Т. ГОРДЕЕВА: Правду говорят, что они там все на компьютерных играх с ума посходили, рубятся и чемпионат между собой устраивают?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, на карантине у них целые турниры были.

Т. ГОРДЕЕВА: Кто самый крутой?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Мой брат, конечно!


Т. ГОРДЕЕВА: Нашли, у кого спросить! Даже если бы это было не так, наверное, другого ответа бы не было.

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Ну нет, я хочу также отметить Смолова, он тоже престижный игрок.

Т. ГОРДЕЕВА: А во что они играют-то, в какую игру конкретно?

АЖЕМАЛЕТДИНОВА: В Counter-Strike, CS:GO.

Т. ГОРДЕЕВА: Молодцы. Катрина, ты играла в эту игру?

К. ГАЙСИНА: У меня сын играл.

Т. ГОРДЕЕВА: Чуть провокационный вопрос: вы маму никогда не ревновали к брату в детстве? Что всё внимание — ему, что она постоянно с ним, все эти тренировки, все переживания вокруг футбола?

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет, никогда такого не было. Я всегда везде вместе с ними ездила. После садика мы ехали с мамой за ним на тренировку. Нет, такого никогда не было.

Т. ГОРДЕЕВА: С другой стороны, вашей маме любви и внимания, мне кажется, хватит на всех, а уж тем более на своих родных, самых любимых детей. Алина, спасибо огромное.

А. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Вам спасибо.

 

Братья хоккеисты и друзья футболисты

Т. ГОРДЕЕВА: Я опять к маме. Луиза, а кто окружает Рифата в жизни? Друзья — это только футболисты? Или есть люди, вообще не связанные с этим видом спорта?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: У Рифата есть двоюродные братья, трое. Два мальчика-близнеца от моей сестры, и от сестры мужа двоюродный братик. И вы знаете, они все одного возраста с Рифатом, плюс-минус буквально 3-4 месяца. Наверное, скажу, что это главные его друзья.


Т. ГОРДЕЕВА: И они к спорту не имеют никакого отношения?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Один мальчишечка не имеет, а близнецы — хоккеисты.

Т. ГОРДЕЕВА: Понятно, тоже бравые ребята.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Он скорее всего с ними делится какими-то своими делами. И Дима Баринов — его друг, с которым они с юношества вместе. Вы, наверное, знаете.

Т. ГОРДЕЕВА: Бывает так, что родителям не нравится, или не очень нравится, вызывает какие-то сомнения компания или отдельные мальчики, девочки, с которыми у ребёнка складываются дружеские отношения. Как в этом смысле было у Рифата? Или не приходилось здесь беспокоиться?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: К счастью или к сожалению, не знаю, но у меня такого не было, чтобы я Рифату запрещала с кем-то общаться, потому что таких ребят не было, если честно. Они же с детства учились в локомотивской школе при интернате, там все ребята были из команды.

Т. ГОРДЕЕВА: Все известны, все на виду, все под контролем.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, мы с родителями всегда на связи, всех ребяток знаем с детства.

 

***

Когда Рифат узнал, что получил вызов в сборную, молчал 10 минут, а мама не могла поверить

Т. ГОРДЕЕВА: Луиза, как часто вы бываете на трибунах, когда играет непосредственно ваш сын?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Каждую игру.

Т. ГОРДЕЕВА: Каждую игру?! Вообще не пропускаете?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Вообще не пропускаю.

Т. ГОРДЕЕВА: Ни одного пропуска?!

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет. Никогда.

Т. ГОРДЕЕВА: А я-то хотела спросить, где спокойнее болеть, у телевизора или на стадионе, а вы у телевизора-то и не болели?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Вы знаете, когда я дома смотрю, то ухожу в другую комнату, мне трудно совладать с собой. Особенно если пенальти. Не смотрю вообще, нервы.

Т. ГОРДЕЕВА: Хорошо. Тогда что происходит на стадионе?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: На стадионе каждую домашнюю игру уже не я одна, а всей семьёй. Мы приезжаем заранее, смотрим его разминку, болеем за "Локомотив". Вообще мы очень верующие люди и очень просим Господа, чтобы всё было хорошо. Самое главное, чтобы без травм — и команда, и ребёнок. Ну и конечно, победы ждём.

Т. ГОРДЕЕВА: Кричите, свистите?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Ой… Я даже иногда себя ловлю на мысли, какой же у меня противный голос! Честное слово. Я пищу, визжу, забываю, что я не дома. Да, вот это есть.

К. ГАЙСИНА: А какие эмоции вы испытали, когда Рифата вызвали в сборную? Вообще, вся ваша семья, какие эмоции испытал Рифат? Давайте вернёмся в этот день. Как это было?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Мы с Рифатом ехали в машине. И, видимо, ему пришла смс о том, что его вызвали в сборную, первый раз. Он прочитал, и я вижу, что что-то не то. Он замолчал и, наверное, минут 10 мы ехали молча. Я спрашиваю: "Рифат, всё в порядке?" Он такой: "Мам…", — и тишина. "Рифат, ты меня пугаешь". — "Мам, ты не поверишь". — "Что случилось?" — "Меня вызвали в национальную сборную". Знаете, это было что-то невероятное.

К. ГАЙСИНА: Да у меня даже мурашки по коже.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Я была в таком шоке, эмоции зашкаливали. Я тут же позвонила мужу, он просто кричал в телефон, рады были все до смерти. Прыгали все. Это трогательно для родителей, и не представляю, какая это ответственность для самого игрока.


Т. ГОРДЕЕВА: Осенью прошлого года в матче Лиги Чемпионов с "Атлетико" Рифат получил травму, повредил мышцы бедра. Вы видели этот момент?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: Что тогда с вами происходило?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Знаете, любая травма — это, конечно же, боль.

Т. ГОРДЕЕВА: Возможно выработать какой-то иммунитет и не воспринимать близко к сердцу любой опасный момент на поле?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Нет. Я думала, что со временем я буду проще к этому относиться, но нет, никак не получается. Его по ноге ударили, а такое ощущение, будто это тебя ударили. И думаешь: лучше пусть меня ударят, чем ребёнка. Я понимаю, что они взрослые люди, я понимаю.

Т. ГОРДЕЕВА: Там метр восемьдесят сколько?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: 1’85. Но понимаете… Я даже не могу объяснить.

К. ГАЙСИНА: А с тренерами Рифата вам приходилось общаться?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да.

К. ГАЙСИНА: Просто у нас есть замечательная возможность привлечь сейчас к беседе Юрия Павловича Сёмина.

 

Семин: "Мама потребовательней к нему должна быть, поменьше ему на обед и ужин булок давать, побольше постного — и пойдёт дело".

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Ооой…! Вот только с Юрием Павловичем я не общалась…

К. ГАЙСИНА: Юрий Павлович, здравствуйте.

Ю. СЁМИН: Здравствуйте.

Т. ГОРДЕЕВА: Мы рады вас слышать.

Ю. СЁМИН: Я тоже рад.

К. ГАЙСИНА: Сегодня у нас в гостях Луиза, мама Рифата Жемалетдинова, игрока, который закрепился в основе "Локо" благодаря вашему таланту давать дорогу молодым.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Здравствуйте, Юрий Павлович.

Ю. СЁМИН: Здравствуйте, рад вас слышать.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Взаимно.

Т. ГОРДЕЕВА: Вы знаете, как она волнуется? Юрий Павлович, она вас боится, как выяснилось.

Ю. СЁМИН: А чего она волнуется?

Т. ГОРДЕЕВА: Какой-то страх вы внушаете на расстоянии мамам футболистов.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Это уважение очень огромное.

Ю. СЁМИН: У неё такой сын замечательный, чего ей волноваться?

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Спасибо большое.

Ю. СЁМИН: Рифат — хороший парень. Во-первых, хорошего воспитания. Вы воспитали хорошего мужчину, человека. И хороший футболист.


К. ГАЙСИНА: Скажите, пожалуйста, на что способен Рифат, что вам в нём приглянулось? Ведь именно при вас он стал регулярно играть в основе.

Ю. СЁМИН: Думаю, здесь мама приложила очень много труда для того, чтобы он хорошо играл. Во-первых, она его контролирует всегда. Во-вторых, он её очень любит. Наверное, она даёт ему какие-то наставления для того, чтобы он прогрессировал. Я думаю, это взаимная удача, можно так сказать. Ну и мы помогали тоже, чтобы он лучше становился.

К. ГАЙСИНА: Можем ли мы в следующем году ожидать его появления в составе сборной, как вы считаете?

Ю. СЁМИН: Во-первых, он уже был в национальной сборной, привлекался очень часто. Думаю, конечно, эти задачи он должен себе поставить. Мама потребовательней к нему должна быть, поменьше ему на обед и ужин булок давать, побольше постного — и пойдёт дело.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Обязательно.

К. ГАЙСИНА: Напоследок: что бы вы могли посоветовать маме, которая до сих пор очень переживает за каждый матч Рифата? И вообще, что бы вы могли посоветовать всем мама футболистов, за которыми следит вся страна?

Ю. СЁМИН: Наверное, терпения. Всё-таки у футболиста сложная профессия. Выиграл игру, все будут говорить: "Ох, какой хороший футболист! Какая мама хорошая!" Как проиграешь - все плохие будут. Поэтому, основное — терпения. И побольше позитива, у неё очень хороший сын. Замечательный парень.

Т. ГОРДЕЕВА: Юрий Павлович, Рифат испытывает к вам искренне чувство благодарности, это видно. Он постоянно и в интервью говорит, и в социальных сетях выкладывает посты по поводу того, что вы оказали ему доверие и помогли вырасти, как футболисту. Это абсолютно искренне, я думаю, Луиза подтвердит.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Да, конечно.

Ю. СЁМИН: Пусть продолжает. Побольше трудится и всё пойдёт. Всё будет хорошо.

К. ГАЙСИНА: Юрий Павлович, спасибо большое, что вышли с нами на связь.

Т. ГОРДЕЕВА: Легендарный тренер был у нас в эфире! Спасибо большое, Юрий Павлович.

Ю. СЁМИН: До свидания.

Т. ГОРДЕЕВА: Луиза, я за вами наблюдала, когда вы слушали слова Юрия Павловича Сёмина. Самого Юрия Павловича! Конечно, на вашем лице — все эмоции, тут и гордость, и удовольствие. Это умение сопереживать всем сердцем, но оставаться в тени… То есть, мама понимает, чего стоят такие слова такого тренера.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Это правда.

Т. ГОРДЕЕВА: Мама знает всё. Увы, на этом наша программа заканчивается. Луиза, спасибо вам огромное за вашу искренность, за вашу открытость, за ваше умение с какой-то непосредственностью раскрыть такие тёплые моменты из жизни семьи и даже сердечные секреты. Спасибо вам большое.

Л. ЖЕМАЛЕТДИНОВА: Спасибо большое.

К. ГАЙСИНА: В студии с вами были Катрина Гайсина и Татьяна Гордеева.

Т. ГОРДЕЕВА: Аудиоверсия программы "Мама знает всё" доступна на сайте "Авторадио", а также на всех подкаст-платформах. Всем удачи, а мама спортсменов — терпения.

Категория:
Мужской
Раздел:
Сборные - Национальная
Теги: