Российский Футбольный Союз

Общероссийская общественная организация

10:35, 04 августа 2017

Правила игры Олега Иванова

Он мог стать для «Спартака» преемником Егора Титова, но вместо этого построил карьеру в провинциальных клубах в качестве лидера «Кубани», «Крыльев Советов», а на протяжении последних пяти лет – «Ахмата». Завоевал бронзовую медаль Евро-2008, хотя сам признаётся, что был в той команде в качестве талисмана. Немного поиграть в сборной Иванову удалось только при Фабио Капелло и Леониде Слуцком, впрочем, не стоит исключать вероятности, что в национальную команду он ещё вернётся. 

Досье

Олег Иванов. Полузащитник

Родился 4 августа 1986 года в Москве.

Воспитанник московских клубов «Локомотив» и «Спартак». 

Выступал за команды: «Спартак» Москва (2004), «Химки» Московская область (2005), «Кубань» Краснодар (2006–2007), «Крылья Советов» Самара (2008–2010), «Ростов» Ростов-на-Дону (2011), «Ахмат» Грозный (с 2012 года).

В 2016 году вошёл в список 33 лучших футболистов чемпионата России.

В составе сборной России провёл 5 матчей.

Бронзовый призёр чемпионата Европы 2008 года, участник Евро-2016.

Правила игры Олега Иванова

Просыпался в 6:30, садился в метро на конечной станции, потом на трамвай в Сокольниках – учёба, тренировки – домой в 21:00. И спать. Один хот-дог с другом на двоих «затачивали» всю неделю. Чтобы потом на гамбургер в «Макдональдсе» хватило на выходных. Отлично время проводили, никто не ныл.

Из моего, 1986-года в сборную Москвы вызывали человек 16, а России – 11. Безумно талантливое поколение. И на определённом этапе были ребята сильнее меня головы на три.

Я сыграл в основе «Спартака» 10–13 матчей и просил зарплату, по-моему, 5 тысяч долларов в месяц. А мне говорят, что я инвалид и буду получать 3 тысячи – в ближайшие пять лет. Без вариантов повышения. Я Перваку пытался объяснить: «Давайте сейчас три, но если я буду в порядке, буду играть, увеличим со временем до пяти?» Разве я много просил? Нет. Но Перваку было плевать: «Да ты что права качаешь, кто ты вообще такой?! С тобой надо под автоматом разговаривать». И всё в таком духе.

В «Спартаке» все эти Хрманы, Мукунки, Руссо… Еле по мячу попадали, а зарабатывали 30–40 тысяч долларов. А я, Шишкин, остальные молодые ребята и тысячу на десятерых не получали.

Когда молодой был, всегда завидовал машинам иностранцев. О своей только мечтал, о какой-нибудь Audi 80, за эту «бочку» в 17 лет душу бы дьяволу продал. А легионерам же выдавали клубное авто.

Клуб для меня сделал всё, я до сих пор переживаю за «Спартак». В детстве у меня были лучшие условия, лучшая экипировка, лучший манеж… Потрясающее время.

Мне досталась комната Васи Баранова в Тарасовке. Так там на стене была его телефонная книжка! Прямо на обоях куча номеров всяких. Девушек особенно много. Не решился ни одной позвонить. Он бы хоть указал: «замужем», «свободна», «красотка».

Я бы не сказал, что травмы погубили мою карьеру. Не так уж их много было. Все игровые, у многих встречающиеся.

Да, был разрыв лёгкого в «Спартаке»… Хотя я тогда даже не понял, что всё так серьёзно. Отправили за дубль поиграть тайм. Идёт 44-я минута, жёсткий стык, я подумал, что просто дыхание перебило. Но возвращаюсь на поле и понимаю, что не могу дышать! Останавливаюсь, чуть легче, походил, походил… Потом съездил вместе с агентом в первый диспансер, вроде всё в порядке. Врач говорит: «Пусть едет домой, он здоров как бык!». Но подошёл ещё какой-то дядечка, послушал меня и чуть ли не кричит: «Скорую вызывайте! Срочно!» Я ничего не понимаю: «Дядь, какая скорая?» Вот так я первый раз в жизни в СКЛИФе побывал. Медсестра руку держала, доктор скальпелем надрез сделал, трубку вставили – и вперёд! Честно говоря, я никогда так не потел, как во время этой «операции». Даже на поле. Было очень неприятно, странно, диковато немножко. Ну представьте: вы сидите на стуле, и тут при вас дядька берёт скальпель и режет. Ещё и ребра хрустели, когда трубку вставляли… Ладно, сейчас смешно вспомнить. Лёгкое теперь дышит, нормально.

Уже через год у Яковенко как бешеный бегал. Янбай, Еща, Шама Асильдаров, Тимоха Калачёв тогда в команде были. После Яковенко у нас у каждого по пять лёгких в организме! Хотя я что-то со временем так и не полюбил бегать. Именно у Яковенко научился мяч чеканить сутками. Встаёшь в 6:30 утра и идёшь полтора часа жонглируешь его… Притом чеканили мы лигочемпионские мячи, со звёздочками. Андрюха Тихонов жаловался: «Блин, у меня эти звёздочки теперь постоянно перед глазами маячат».

Нормальная у меня скорость! Серьёзно. Просто, наверное, не очень умею ей пользоваться. Я замечал, что у Павла Яковенко в «Химках» часто шёл в обыгрыш, оббегал соперника. Он мне так и говорил: «Олег, ты не медленный!» Просто сейчас часто понимаю, что лучше пас отдать, ещё что-то придумать. Я пробежался бы с кем-нибудь наперегонки, чтобы показать скорость.

Не всем же быть Криштиану с Месси. Каждому своё. Возьмите Тотти – стоит на месте, к воротам спиной, и тут, бах, голевая передача умопомрачительная! Как будто нога выгнулась, закинул нападающему, и всё, гол.

Каждый новый тренер ценит разные вещи. Один говорит: «Слушай, ну надо бегать быстрее!» Другой скажет: «Так, Олег, передач обостряющих не хватает». Третий требует: «Больше двигайся трусцой!» А мне, например, важнее всего, сколько я обострял, как часто видел не самые явные варианты продолжения атаки. Плюс я всегда понимаю, когда ошибся. И зачем мне лишний раз об этом говорить, пихать? Я всё и так знаю.

Самый страшный матч был за «Кубань» в первой лиге. Мы играли в августе в Астрахани. Жара невыносимая, духота, а луна, такое ощущение, прямо висит у стадиона, будто её подогнали сюда. Тогда Андрюха Дикань килограмм пять скинул за матч!

ФНЛ не самый плохой вариант. Там очень приличный футбол, хватает талантливых пацанов. Для молодого игрока – вообще супер. В 10 раз лучше, чем торчать на лавке в Премьер-лиге.

Переходил я в «Крылья», и мне рассказывают: «На твоей позиции играет Аджинджал». Я подумал: «Пфф, халява, „старичок“ какой-то». Пришёл в «Крылья», на второй день стал переживать: «И как его вытеснить из состава? Это же суперигрок!»

Когда была идиотская ситуация с «Ростовом», я ведь покатался по ЛФЛ и КФК, посмотрел на людей. Они реально живут идеей. Тренируются два раза в день, понимая, что шансов заиграть на серьёзном уровне нет. Просто парни любят игру. Хотя ребята мне рассказывают, что если стабильно играть, выигрывать турниры, то получается 100–200 тысяч рублей в месяц. Отличные деньги. Катаешься после работы, играешь в футбольчик, получаешь много. Очень хороший вариант. После истории с «Ростовом» я мог оказаться ни с чем. Без заработка, без возможности кормить семью. Ещё несколько месяцев в любительском футболе – и я бы мог не вернуться в профессионалы.

Я когда только переходил в «Терек», советовался со Слуцким. Викторович мне сразу сказал: «Классная команда, очень интересные, сильные футболисты собраны. Принимай предложение, точно не пожалеешь!» Слуцкий, к счастью, оказался прав. У нас очень ровная команда. В хорошем смысле. Каждый друг друга дополняет. Нет ни одного футболиста, на которого все смотрят и вздыхают: «Ох, ах, ух, вот это уровень, да ты бог, парень!» Нет, просто подобраны качественные игроки на всех позициях. И, главное, подходящие друг другу.

«Терек» на самом деле очень командная команда. При этом в такой никто не должен выпадать. В «Реале» Криштиану может матчик постоять – и даже без него Мадрид всё равно положит голов пять сопернику. Но в «Тереке» ради победы все должны пахать. Чтобы добиваться результата, нужно всем брать лопату и копать. Что мы и делаем. Один её положит на землю – всё, «Терек» проиграет. Если, скажем, мы физически не готовы, то вообще труба. Никого из нас даже на первенство водокачки вызывать смысла нет.

Когда перешёл из «Ростова» в «Терек», весил 92 кг. Мне Саламыч говорит: «Не заморачивайся, сам скинешь». А я про себя думаю: «Он вообще о чём? Это же мой нормальный вес…» Шевелился с ним, ничего. Но потом смотрю: 90, 88, 86, 85, 83… Уже испугался: «Анорексия, что ли?!» Сейчас вот 86, привык.

Почему мне нравится английская Премьер-лига? Потому что судьи там дают играть. В одном из матчей мы всей толпой, обеими, подчеркиваю, обеими командами каждую минуту подходили к судье и говорили: «Слушай, ну дай поиграть, пожалуйста». Достал, ей-богу. Постоянно «фи-фи», свистит без остановки. Ходит, дыхалку разрабатывает.

Я на всю жизнь запомню Евро-2008. Даже при том, что не сыграл ни секунды. Когда в детстве, юности слышал выражение «европейский тренер», сразу представлял кого-нибудь типа Хиддинка. Во-первых, он отличный психолог. Всегда вбивал нам в голову уверенность в себе. Говорил: «Ребят, я тренировал суперклубы, звёзд мирового футбола. Но таких классных, уникальных футболистов, как вы, у меня не было никогда». Вот мы все и поверили в себя. Нет никакого барьера между ним и игроками. Чувствуешь себя комфортно, спокойно, не зажат. Хиддинк мог встать с нами в квадрат и играть. А потом вдруг повернуться к кому-нибудь и неожиданно дать пинок по заднице! Все смеются, всем весело. Но при этом никто никогда не забывал, что главный в команде – Гус. И при всём позитиве вкалывали мы на 200 процентов, уважали Хиддинка, субординация была.

В куче-мале после гола Торбинского голландцам кричал: «Слезьте с меня, слезьте, я сейчас тут сдохну!» Тогда мы с Торбой это вместе орали. На самом деле было страшно, очень. Я третьим или четвёртым лежал, мы все упали друг на друга. И я над Торбинским, чувствую, что дышать не могу вообще! Думаю: «А ему тогда как?!» Ну ничего, «выжили». Это того стоило.

Надо быть гением, чтобы переиграть в 2008-м Испанию. Болел я со скамейки за ребят и не понимал: «Испанцев человек 20, что ли, играет?!» Как пинг-понг смотреть: туда-сюда постоянно голову поворачиваешь, настолько быстро они с мячом работают… Космос, абсолютный космос.

В Самаре хороший стадион, вопросов нет. Но, конечно, это не суперсовременные арены на Евро. Помню, мы там ходили по раздевалкам, на всё смотрели. «О, тут холодильник с колой есть, а у нас нет!» и всё такое. В России зашёл в раздевалку, а там туалетная бумага настолько жёсткая, что ей вены можно вскрыть. Всё как можно дешевле.

Чемпионат Европы – это правда непередаваемо. Как объяснить… Вот стартовал Евро – и в мире ничего не осталось, кроме футбола. Невероятно. Все люди дружелюбные, улыбаются, целуют флаг своей страны, подходят к тебе, благодарят непонятно за что…

Нам с Янбаем выплатили половину премиальных за Евро, остальным – 100 процентов. Но, честно, я никогда не был падок до денег. Даже когда в «Крыльях» шесть месяцев не платили, я не бузил. Мне-то ладно, я один жил, а Серёга Будылин занимал у ребят: «Пять тысяч есть у кого? Машину заправить да еды домой купить»… После такого 50 процентов премиальных – точно не проблема.

У любого тренера есть свои предпочтения. Я не парюсь, не убиваюсь. Ну не приглашают в сборную – что я-то могу поделать?

Капелло позвал меня на сбор перед товарищеским матчем с Исландией. На тренировке переводчик говорит: «По решению Капелло ты играешь в защите. Только не обижайся»… Ну, хорошо, был одним из трёх центрдефов. Я там Кержа чуть попрессовал, по Анюку прошёлся, Быстрому вообще лёд прикладывали после столкновения со мной.

Когда мы тренировались с Ромой Широковым в Марбелье, перед тем самым матчем с Исландией, то много общались на эту тему, прикалывались. Я предложил Ромке: «Давай прямо сейчас проведём совместную пресс-конференцию. И я сообщу всей России, что меня больше не будут вызывать в сборную. Никогда». Понимал, что шансов почти нет. Эх, надо было реально созвать «прессуху»… Хотя Широков мне тогда сказал: «Да ты так круто работал, что Капелло тебя точно в следующий раз вызовет!» Ага, вызвал…

Мы в команде садимся в автобус, кто-нибудь говорит: «Расширенный список сборной появился!» Так я даже не захожу на сайт и не смотрю его. Зачем? Всё равно знаю, какие фамилии увижу. Мы Сёму сразу поздравляем и всё.

Ради чемпионата мира потерплю ещё несколько лет. Понятно, что желание играть за сборную – огромное.

В России нравится очень много мест. Краснодар – сумасшедший город. Когда был холостой, даже собирался переехать туда. Самара прекрасна, ведь там я познакомился с женой.

Я себе не прощу, если не приму участия в ещё одном классном турнире. А то спросит меня по окончании карьеры сын: «Ну ты как в футбол-то играл, папа, хорошо?» Я и отвечу: «Да „тюфяк“ твой батяня! По России вроде так ничего, ближнему мог отдать, а в Европе мимо него все пробегали, он даже оглянуться не успевал, волосы дыбом».

Раньше была куча всяких суеверий. Определённый саундтрек перед игрой, выходить последним из автобуса и так далее. А сейчас – не принципиально. Да, я вожу с собой колонку, слушаю всё подряд: Талькова, Басту, Metallica, Барри Уайта… Серьёзный разброс, в общем.

Болельщики думают, что карьера футболиста – это так просто. Нет, ну, конечно, бывает: я вот читаю интервью ребят, которые всю жизнь в Москве играют. Никаких проблем, всё красиво, всё круто. А бывает и так, что вечно семью перевозишь из города в город. Поражают некоторые люди, которые после переезда на новое место говорят в духе: «О господи, здесь нет моего любимого магазина, как жить?!» Продукты – они и есть продукты. Зайти поесть я могу в любую обыкновенную шашлычную или забегаловку. В чём проблема-то? Ребёнку – да, внимательно смотрю на дату изготовления продукта, качество йогурта. А за себя вообще не парюсь. Жена мне недавно говорит: «Всё, горчица пропала, не свежая». Я ей: «Да какой пропала?! Давай сюда!» Ещё на шмотках все помешаны… За три года в Грозном мы с женой Кристиной один раз новые джинсы мне купили. Всё. А так есть парочка спортивных костюмов, штанов обычных, кроссовки – и пошёл. Машина грязная, зато ездит. Это главное.

В Германии хотел бы поиграть. Я был на игре «Бавария» – «Штутгарт», когда ещё Пашка Погребняк выступал в Бундеслиге. Это просто чума, а не футбол! И в плане качества, и в плане атмосферы на стадионе. Так же круто, как на Евро-2008. С трибуны там обзор идеальный. А после свистка на перерыв одна минута – и всё, ни одного человека на арене. При этом опять-таки за минуту до начала второго тайма – снова моментально все на трибунах. Радуются, смеются, целуются, пьют пиво… Я сам кружку опрокинул. Как без этого в Германии?

Сейчас я универсал – Черчесов убрал у меня стереотип, что я чисто атакующий игрок. Теперь и опорника могу исполнить. У Слуцкого играл одного из двух инсайдов, при атаках соперника встречал флангового футболиста.

Зимой каждый день с ребятами гоняю в футбол. Сейчас ещё в хоккей начал. Играю, как и в футболе, по всей площадке. Хотя там люди разных возрастов, пытались мне привить чёткую позицию. Но я смотрю, и мне тоскливо: «Чего вы все стоите? Я подвигаться хочу!» Понятно, что у мужиков животы серьёзные, но мне хоть вспотеть охота.

Я же стал профи, потому что реально люблю футбол. И с годами мои чувства не прошли. Мы с пацанами спокойно катаем мячик, смеёмся… И на большом поле, и на «коробке». Представляете, мини-футбол, а народу человек 20! Ходит Димка Хомич, например, Макс Григорьев, другие ребята. Приличная банда, в общем.

Я в детстве рос в Медведково, где всё было «по справедливости». Потому никогда не стеснялся подраться. Но сейчас страшно за семью. Не за себя.

Я сто раз думал о своей карьере. И сто раз понимал: всё у меня отлично. Кого ещё из Самары вызывали в сборную? Из «Терека» тоже получал приглашение. Мне Женька Савин постоянно говорит: «Ива, да ты вообще мой кумир!»

При подготовке материала использованы цитаты из интервью Олега Иванова порталу «Чемпионат».